Международный Комитет гражданской дипломатии. Москва.

DRZZ - Германо-Российский Центр. Берлин.

 

 

Главная страница

Презентации и Форумы МКГД

Структура МКГД

 МКГД в Берлине

 МКГД в Мюнхене

МКГД в Карелии

 МКГД в Кеми

Инфо-вестники

Новости

 Контакты

 

 

 

 

                  Е.Никонов, участник Форумов, действительный член Философско-экономического ученого собрания МГУ,                                           координатор Международного комитета гражданской дипломатии. 

Вернуться

ГЕРМАНИЯ

Маттиас Платцек: В отношениях России и Германии наступил ледниковый период

Глава Германо-российского форума Маттиас Платцек в интервью DW оценил санкции Запада против Москвы, прокомментировал отношения двух стран и объяснил, как можно их улучшить.

В среду, 6 апреля, в Госдуме РФ прошла встреча парламентариев России и ФРГ, организованная Германо-российским форумом. Глава форума Маттиас Платцек (Matthias Platzek) рассказал о своем отношении к западным санкциям против России, оценил нынешнее состояние отношений Берлина и Москвы и предложил пути их улучшения.

DW: Немецкие парламентарии давно не посещали Госдуму?

Маттиас Платцек: Раньше такие визиты были нормальными, но в последнее время они сократились до минимума, а потом и вовсе прекратились. Сейчас мы пытаемся восстановись связь, но это дается нелегко. Ведь в 90-е годы наше партнерство очень стремительно переросло в дружбу, хотя вообще-то дружба нуждается в построении общего фундамента.

Маттиас Платцек

Маттиас Платцек

В нулевые годы мы об этом вообще не думали, наши пути постепенно все дальше расходились, и вот сейчас мы переживаем настоящий кризис. Мы вынуждены констатировать, что, несмотря на декларируемый оптимизм, в отношениях наших стран наступил ледниковый период.

- Почему это произошло?

- Если честно, тогда, в 90-е, мы любили Россию, потому что она была такой слабой. Она не формулировала собственных интересов, управлялась президентом, над которым мы, честно говоря, посмеивались. Мы чувствовали жалость, потому что в стране все рассыпалось, отправляли посылки с гуманитарной помощью. Это был сравнительно несложный способ сближения с этой огромной страной.

А потом выяснилось, что у этой страны есть собственные интересы - не меньше, чем у США и Европы. И что Россия их уже не просто формулирует, но и отстаивает, причем довольно грубыми методами. Такие вещи в политике редко проходят мило и мирно. И это почти всегда сопровождается конфликтами.

В прошлом году во время организованных Германо-российским форумом "Потсдамских встреч" мы попытались поставить вопрос о том, нужны ли новые Хельсинкские соглашения и Парижская хартия. Мероприятие прошло совсем не так, как мы себе представляли. Мы оказались отброшены еще дальше, чем были до того.

Мы поняли, что российское восприятие Хельсинкских соглашений и Парижской хартии для новой Европы в корне отличается от того, что было в наших головах. Мы думали, что все понимают эти нормы так же, как мы. А российские коллеги за столом ясно дали понять, что сегодня они никогда не подписали бы такой документ, как Парижская хартия. Для них это было признаком слабости. Один из российских коллег даже произнес слово "капитуляция".

Мы сидели за столом глубоко потрясенные и думали, о чем мы вообще говорим? Говорим ли мы на одном языке? Я не имею в виду трудности синхронного перевода с немецкого языка на русский, я говорю об интерпретации одних и тех же понятий. Вкладываем ли мы один и тот же смысл в такие слова, как "демократия", "оппозиция", "международное право?" Или мы все же подразумеваем разное? И потом мы все-таки признали, что это тоже хороший результат. Нам нужно, прежде всего, создать фундамент общего языка.

- Как именно это можно сделать?

- С подобными процессами германская политика уже имела дело - почти три десятилетия мы работали над созданием общего учебника истории для немцев и французов. Еще сложнее было написать такой учебник для Германии и Польши. Речь шла именно о понятиях, в которые стороны вкладывали совершенно разный смысл. И, работая над этими учебниками, мы были вынуждены разрешать конфликты, это было очень полезно.

По итогам семинара в Москве мы, возможно, создадим рабочие группы, которые будут думать над ключевыми понятиями политики и международных отношений. Сегодня от российской стороны поступило предложение написать учебник истории, который вместе подготовили бы российские и немецкие эксперты. Это было бы очень увлекательно. Это работа, без которой новое партнерство, а впоследствии и новая дружба, не могут состояться.

- После встречи парламентариев складывается впечатление, что с поиском общей понятийной базы действительно есть большие проблемы. Например, одни и те же события на Украине немецкая сторона называет Революцией достоинства, а российская -вооруженным переворотом. Какой тут может быть компромисс?

- Для этого нужно, чтобы события на Украине были, наконец-то, расследованы. Мы ведь так и не знаем, кто виноват в гибели мирных жителей на Майдане и в Одессе. Мы этого не знаем, улыбаемся и хотим продолжать разговор. Это невозможно, так не бывает.

Я думаю, Украина должна будет назвать виновных. Сейчас это не в ее интересах, но, я думаю, весь минских процесс постепенно приведет к какому-то результату. Вы когда-нибудь путешествовали на ослике? Он делает один шаг и останавливается. И нужно, конечно, иметь большое терпение, чтобы продвинуться.

- Еще одно фундаментальное расхождение - отношение к санкциям. В России их считают инструментом войны…

- Тут многие из нас согласны с российской стороной. Я с самого начала считал политику санкций совершенно бесперспективной. Санкции имеют смысл, если есть цель, которую при помощи этих санкций можно достичь. Какой может быть цель в данном случае? Чтобы президент России сказал: "Ребята, я совершил ошибку, раскаиваюсь и буду вести себя по-другому?"

Одним из результатов санкций может стать политическая дестабилизация России, возможно, даже отставка президента (что, на мой взгляд, маловероятно, но теоретически возможно). Тогда нам надо спрашивать себя, придет ли на его место кто-то лучший? Будет ли новый президент более прозападным, более дружелюбным по отношению к Европе? Я сейчас таких кандидатур в России не вижу.

И третий вариант - экономическая дестабилизация. И тут уже я должен сказать, что не хочу, чтобы вторая по силе ядерная держава в мире потеряла стабильность. Потому что в этом случае ядерное оружие может стать добычей сепаратистов самого разного толка.

 

 

 

 

"Мы столкнулись с подрывом доверия к ведению бизнеса в России"


 

 

 


 

Генеральный директор ООО “ВИЛО РУС” Йенс Даллендоерфер, в преддверии своего участия в закрытой Секции МЭФ "Взаимодействие российского и немецкого бизнеса в новых условиях: экономические последствия и пути сохранения партнерских отношений", рассказал, как санкции повлияли на российско-немецкие деловые отношения.

- Как санкции, введенные Европейским союзом и США, повлияют на взаимодействие российских и немецких предпринимателей?
 

- От лица ООО «Вило Рус» и от себя лично, я могу сказать, что мы твердо убеждены в том, что сотрудничество Германии, Европейского Союза и России является одинаково важным и значимым для каждой из сторон. Ни для кого не секрет, что большинство немецких компаний продолжают свою работу в России. И, тем не менее, санкции, введённые Европейским Союзом и США оказывают и будут оказывать влияние на бизнес климат в России. К сожалению, мы столкнулись с подрывом доверия к ведению бизнеса в России со стороны зарубежных инвесторов, В противовес наметившейся тенденции, мы ускоряем процесс строительства собственного завода по производству насосного оборудования в Ногинске, стоимостью свыше 35 миллионов евро. Мы уверены, что необходимо как можно скорее возобновить деловое сотрудничество на прежнем уровне.

- Можете ли Вы назвать сегодняшнюю ситуацию экономическим кризисом? Какие глобальные изменения для России и ее иностранных партнеров он повлечет?
 

- Кризис не совсем верное определение для текущей ситуации. Последнее время мы слишком часто употребляем это слово. Я бы назвал нынешнюю ситуацию напряжённой. Это отражается на внешнеторговом балансе между Европейским Союзом и Россией, где мы наблюдаем спад. Потеря доверия друг к другу ведет к сокращению инвестиций, что является контрпродуктивным для наших усилий по развитию и укреплению российской промышленности. В этой связи мне бы хотелось особо подчеркнуть, что ООО «ВИЛО РУС» делает все для того, чтобы закончить строительство завода в России до конца текущего года.

26 января 2015 года, на закрытой российско-немецкой секции МЭФ, Йенс Даллендоерфер расскажет, как в Германии государство стимулирует развитие производства и экспорт немецких товаров в другие страны, какова картина с точки зрения иностранных инвестиций в Россию и т.д.

Аккредитация журналистов на Секцию по электронному адресу pr@me-forum.ru

 

 

Беседа с немецким бизнесменом, более 20 лет работающим в России

Квирин Видра: «Мы стараемся объединить российский креатив с немецким деловым стилем, то есть взять лучшее от двух наций. В итоге получается фантастическая комбинация, эффективное сотрудничество.

                                       15.04.2014

По итогам 2013 года товарооборот между Россией и ЕС вырос примерно на 2% и достиг $410 млрд. Поэтому решения по ограничению торговли из-за разногласий в отношении кризиса на Украине вряд ли пойдут на пользу, как России, так и Европе, считает глава компании "Mawy" Квирин Видра, корпорация которого вывела на российский рынок такие известные во всем мире бренды, как Escada, Ritter Sport и Ehrmann.

- Вы работаете в России более 20 лет, каковы ваши впечатления?

- Я был одним из первых бизнесменов, которым посчастливилось начать бизнес в России после перестройки, наладить контакт с российскими властями и бизнес-сообществом. Тогда же я стал понимать, каков русский характер на самом деле. Ведь большинство людей на Западе не знают, что русские люди миролюбивые и дружелюбные.

По профессии я летчик-испытатель, летал на Starfighter и Tornado, и впечатления о ведении бизнеса в России я бы сравнил с полетом на истребителе...

- Насколько изменилось российское общество за 20 лет, на ваш взгляд?

- Безусловно, в 90-е годы люди были более закрыты в отношении иностранцев, не было доверия. Наверное, еще не знали, каким образом сотрудничать, работать с европейцами. Однако по прошествии буквально нескольких лет все изменилось, завязались деловые, дружеские отношения. Это произошло достаточно быстро, люди стали доверять друг другу.

- Подстраиваетесь ли вы под вкусы и предпочтения россиян? Насколько успешно продвигаются ваши брэнды в России?

- На самом деле это довольно долгий процесс. Сперва мы проводим маркетинговое исследование, опрашиваем людей разных возрастов и разного достатка. Исходя из результатов, принимаем решение о продвижении того или иного продукта, налаживаем производство и сеть сбыта.

Как правило, рекламу мы отдаем на аутсорсинг российским компаниям, которые лучше понимают местного потребителя. Это наш принцип.

Вообще-то маркетинговые компании влияют на вкусы потребителей посредством рекламы в СМИ. То есть, мы не только исследуем предпочтения, но и формируем их. Так, "Mawy" оказала некоторое влияние на предпочтения россиян. Это касается и продуктов питания. Если раньше, скажем, в России предпочитали продукты с высоким содержанием жира, сегодня вектор предпочтений, и не без нашей помощи тоже, переключился на более здоровые диетические продукты.

Впрочем, я бы не сказал, что существует такая уж ощутимая разница между Европой и Россией в плане предпочтений.

- Какие новые брэнды планируете представить в России в ближайшем будущем?

- Сейчас мы работаем с немецким брэндом одежды Camp David, в Москве уже открыты два магазина по франшизе. Эта марка повседневной одежды уже много лет популярна в Германии, мы уверены, что россиянам она тоже очень понравится. После этого планируем работать над сетью недорогих трехзвездочных отелей в Москве. Очень важно создать доступные и недорогие гостиницы, которых на данный момент в вашей столице, к сожалению, почти нет.

- Многие иностранные компании опасаются внезапной смены власти на локальных уровнях, смены администрации районов, городов. Как вы на это смотрите?

- Да, это проблема для многих международных компаний в России. Однако для меня это не является особенно значимым фактором, поскольку за 20 лет пребывания в вашей стране ситуация несколько раз менялась, менялась администрация на разных уровнях, приходилось иметь дело с разными людьми и подстраиваться под экономическую и политическую конъюнктуры. Сегодня же, должен сказать, сеть наших контактов и партнеров достаточно обширна, поэтому смена власти не является для нас ощутимым риском.

За 20 лет мы завоевала доверие многих людей в России и оправдали его. "Mawy" - не единственный пример долгосрочной работающей стратегии бизнеса, до нас в России уже присутствовали баварские компании, такие, к примеру, как Knauf или Siemens. По сей день они успешно работают здесь. Наша компания имеет поддержку в администрации Баварии, которая взаимодействует с администрацией Москвы, федеральными структурами. Осуществляются регулярные двусторонние визиты официальных лиц в Россию и Германию, вот только недавно состоялся визит делегации политиков и бизнесменов Баварии в Россию, проходили переговоры с мэром Москвы Сергеем Собяниным и его администрацией.

- Но все же многие говорят о плохом бизнес-климате в РФ, ссылаясь, в том числе, на коррупцию. К примеру, в 2010 году первый гендиректор Ikea Леннарт Дальгрен опубликовал книгу "Как я покорял Россию, а она -меня", где с юмором описал свои злоключения со взятками.

- Коррупция существовала во все времена, во всех странах, не только в России. Однако это не означает, что нужно становиться частью этой машины. Я считаю, что давать взятки - это ошибочная и недальновидная бизнес-стратегия. Принцип "Mawy" - строить взаимовыгодные доверительные отношения с людьми, которые были бы заинтересованы в развитии того или иного проекта и могли бы вместе пожинать плоды его успеха. Конечно, требуется время и усилия, чтобы завоевать доверие, обзавестись друзьями, надежными контактами. Все ведь зависит от конкретных людей, а не от "общей коррумпированности" или менталитета, как это пытаются представить в некоторых СМИ.

- Не могу не задать вопрос, который сегодня волнует всех в мире – по Украине. Что вы думаете о ситуации, например, с Крымом?

- Могу сказать, что прекрасно понимаю, почему Владимир Путин пошел на присоединение полуострова к РФ, и он прав. Если бы он упустил подобную возможность, то россияне восприняли бы это как слабость. Тем более, что министры иностранных дел Германии, Польши и Франции договорились с Януковичем о перевыборах за несколько недель до событий. То есть именно он является законным президентом Украины.

- Какие шаги нужно предпринять Европе, по вашему мнению, чтобы не допустить ухудшения делового климата между Россией и странами ЕС, в частности, с Германией.

- Все, что нам нужно сейчас сделать - это предупредить эскалацию конфликта и как-то сгладить острые углы между ЕС и Россией. Как бы это банально ни звучало, официальным лицам необходимо сесть за стол переговоров и найти компромиссное решение.

- А немецкое бизнес-сообщество как-то участвует в преодолении политических разногласий ЕС с Россией?

- Безусловно, на данный момент уже очень много инициатив исходит от бизнес-сообществ. К примеру, в конце марта инициатива к диалогу исходила от Российско-германской внешнеторговой палаты, были организованы переговоры, цель которых - сохранить эту организацию такой же, какой она была последние годы, сохранить сотрудничество. На данный момент в нее входят 6000 немецких компаний, которые ведут активную коммерческую деятельность в России. Между тем, здесь речь идет не только о бизнесе, но и о тесных дружеских связях. К примеру, у моей семьи очень много российских друзей, и уже много лет мы ходим друг к другу в гости. У моих коллег также много русских друзей.

- В России существует такая поговорка: "Что русскому хорошо, то немцу смерть".

- Вообще-то, я должен сказать, что российский менталитет очень близок к менталитету немцев. Поэтому найти точки соприкосновения не так сложно.

Конечно, у каждого народа свой характер, это проявляется и в бизнесе. К примеру, француз будет вести дела иначе, чем итальянец или немец. И это хорошо, когда каждый сохраняет свою национальную идентификацию. Не буду отрицать, что между российскими и немецкими бизнесменами существует разница в том, как они ведут дела. Да, немцы более организованы и более конкретны в своих целях, зато у россиян более креативный подход, масса новых свежих идей.

По своему личному опыту могу сказать, что среди русских много культурных и высокообразованных людей, открытых и позитивных. Возможно, основной минус в неорганизованности. Однако здесь есть свой плюс, как я уже сказал - творческий подход. Девиз нашей компании "Mawy" звучит так: "Больше, чем бизнес". Мы стараемся объединить российский креатив и образ мыслей с немецким деловым стилем, то есть взять лучшее от двух наций. В итоге получается фантастическая комбинация, эффективное сотрудничество.

- Это замечательно, что германо-российский бизнес подкреплен позитивными дружескими связями и взаимной симпатией. Но что же делать с западными СМИ, которые продолжают накалять обстановку?

- В Германии достаточно демократичные СМИ, они пытаются докопаться до истины. Но, к сожалению, у них не всегда это получается. У многих журналистов сложилось негативное мнение о России. Я считаю, это объясняется незнанием вопроса, недостаточной осведомленностью. Думаю, многие западные журналисты, которые пишут о России, мало что о ней знают и вряд ли ее когда-либо посещали. Маловероятно, что у них есть русские хорошие друзья и знакомые, поэтому им не хватает личного опыта общения, в том числе с официальными лицами, которые принимают решения.

Должен сказать, что со стороны бизнес-сообщества в Германии идет активная кампания по информированию СМИ. Я лично принимаю в этом участие. К примеру, наша компания регулярно рассылает пресс-релизы, где содержится информация о России. Мы организуем пресс-конференции, брифинги, мероприятия, тематически связанные с Россией, с ведением бизнеса в ней, стараемся развеять мифы и неправильные суждения немецких журналистов. Наша цель - подтолкнуть немецкие СМИ к более обоснованным суждениям в отношении РФ, со знаком плюс.

- Что бы вы хотели сказать от себя нашим читателям?

- Я хотел бы поблагодарить за возможность высказаться, а также призвать всех ответственных за принятие решений лиц игнорировать негатив и не позволять испортить сотрудничество и дружеские отношения между людьми, которые строились на протяжении многих лет. Российское и немецкое сообщество всегда были очень близки друг другу, достаточно сказать, что 80% немцев, по опросам, позитивно воспринимают Россию. Также хотел бы обратиться к журналистам с просьбой перестать выдавать негативную информацию, которая не пойдет на пользу ни России, ни Германии.

Беседу вела Римма Рубанова

Специально для Столетия


Комментарии


Парма
15.04.2014 14:09

Голос немецкого среднего бизнеса, работающего в России, понятен. Хотелось бы, чтобы он громче доносился до германской власти. В свою очередь, Россия приложит все силы, чтобы США не вмешивалось в наши отношения с Европой. Так будет лучше и для Европы, и для России. И для бизнеса.

историк
16.04.2014 14:40

Да, немцы организованны, но из поколения в поколения наглосаксы руками то французов, то немцев пакостят России, за что русские нещадно бьют агрессоров, потом мучительно восстанавливают из руин свои страны и выплачивают контрибуции русским...опять лезут, снова получают, плачут и платят...какой-то круговорот получается...

Людмила
18.04.2014 17:46

Девиз: "Больше, чем бизнес." - существовал всегда. Так, например, деловое партнерство СССР-ГДР определялось рамками СЭВ, а с ФРГ - конъюнктурой свободного рынка. Политика. Сейчас же, акцент сделан на развитие отношений между немецким и российским сообществом. Это знаковое направление. Вообще, позиция г-на Квирин Видра вызывает положительные оценки. Негативом является только то, что в России не существует нормальных условий для развития отечественного среднего бизнеса. Вообще, российский внутренний  рынок распался на сегменты, закрепленные за иностранными компаниями.

Вернуться