Международный Комитет гражданской дипломатии. Москва.

DRZZ - Германо-Российский Центр. Берлин.

 

 

Главная страница

    Презентации и Форумы     МКГД

Структура МКГД

 МКГД в Берлине

 МКГД в Мюнхене

МКГД в Карелии

МКГД в Кеми

Инфо-вестники

Новости

 Контакты

 

Школа Юнг.

             В то время, когда я, бороздя в одиночку на парусной шхуне среди Кемских шхер,  набирался морской  практики, несколько мальчишек - учеников средней школы, расположенной на Поповом острове, сколотили плот. Только недолгой оказалась их  навигация: плот кто-то украл и ребята остались без плавсредств. Решив построить новый плот, они обратились ко мне за пиломатериалами.

  Говорят, что случай помогает подготовленному уму. Это выражение подтвердилось для нас ещё раз на практике. В  свое время я тоже  мечтал  быть юнгой. Однажды, будучи ещё мальчишкой, я пробрался  тайком на военный катер, который сопровождал до нейтральных вод иностранные суда, груженые  пиломатериалами.   В Кемский порт приходили корабли  из разных стран, в том числе, и из Германии (ФРГ). Конечно, меня нашли и, предварительно наполнив   продуктами мои карманы, отправили на берег. Время было тяжелое, послевоенное. Моряки, конечно, сожалели, что не могут оставить меня на катере.

Мой дед был капитаном. Он водил небольшие суда по рекам: северной Двине и Печёре. Жизнь моего отца, тоже много лет была связана с морем. Перед войной он работал мастером на Кемском лесопильном заводе на погрузке пиломатериалами иностранных судов. В 1941 году, когда мне исполнилось всего 3 месяца, он погиб, защищая от врагов город Надвоицы.

Видя стремление местных ребят к походам в море, я понял, что мои навыки яхтенного капитана могут принести пользу в обучении их мореходному делу. Поэтому, можно считать закономерностью, что из желания подростков и моих возможностей созрела идея организовать  при Карельском  фонде гуманитарных инициатив школу Юнг. Быстро наступила осень, и я оборудовал в здании Фонда специальное помещение для проведения теоретических занятий школы Юнг, численность которых составила 14 - 15 человек, в возрасте от 7 до 14 лет.

 

Занятия проводились дважды в неделю по  программе разработанной в Санкт - Петербургском (Императорском) Яхт-клубе,  который я   окончил еще в 1992 году. Ребята охотно изучали: конструкцию шхуны и парусов; все, что относится к рангоуту; стоячий и бегучий такелаж; для чего необходимы дельные вещи; назначения фалов и шкотов, признаки, предшествующие наступлению хорошей или плохой погоды.

Конечно, программа очень серьезная. Трудно сразу усвоить такое количество морских понятий и терминов. Язык голландских мореходов вообще сложный. На первых занятиях были казусы.  Некоторые, из юнг путали такие понятия: как  киль и кливер. Ребята занимались с интересом, работали с книгами и морскими картами.  Несмотря, на холодное время года, на дворе уже был снег, группа в составе до 14 человек во время приходили на занятия.

Относительно быстро прошла зима и наступила долгожданная на Севере весна. К теоретическим занятиям прибавились практические. Шхуна  находилась во дворе здания и ребята с удовольствием забирались на нее и на практике закрепляли теоретические знания, показывая и называя все то, из чего она состоит. Наступило время, удобное для ремонта шхуны. Наше северное солнце стало больше прогревать землю, а вечера стали более длинными и светлыми.

Мы разобрали весь, годами накопившийся в большом деревянном сарае хлам и  навели там порядок. Теперь это уже эллинг. Много времени ушло на очистку днища судна. Особенно внутри между шпангоутами были, масленые отложения, которые пришлось отскабливать стальной щеткой.

Видя, как ребята работают в пыли и относительной грязи у меня возникло желание – угостить их конфетами. Но я удержался и сразу «строго» предупредил их, сказав: «Дорогие ребята, несмотря на трудные времена, я не буду угощать вас конфетами, иначе в следующий раз вы будете думать: даст или нет конфет. И тогда они от моего, как мне теперь кажется, не очень уместного замечания, засмущались. В этом возрасте они биологически еще не испорчены. Поэтому так естественно отреагировали. Видимо я задел их самолюбие. Возможно, я был тогда не прав. Мне показалось, что я  воспитываю "настоящих мужчин".

 Но я поощрял их работу другим необходимыми для них вещами: подарил кинокамеру / не видеокамеру/, надувную лодку, керзовые сапоги и еще кое-что из того, что я считал нужным.

На занятиях, кроме предметов по специальности, я рассказывал о нашем замечательном крае. О Кемской мореходной школе, которая закрылась в 1922 году. О ветеранах Соловецкой  школе Юнг, которая была открыта во время войны. Тогда было суровое время и они были готовы жертвовать собой.

 
 

Некоторые из них: Н. Буженков, С. Гудков, А. Филимонов, Н. Яковлев, И. Первов, А. Наумов, Я. Стельмашевский и сейчас проживают  в Петрозаводске. Они могут рассказать об учебе в школе, о трудностях, первых боевых походах, наградах, друзьях-однополчанах и о многом другом  из своей далекой юности. О том, что здесь важно обустроить свой быт, и жить достойно и интересно.

В середине мая море освобод,илось ото льда и мы, прдолжая ремонт шхуны, спустили на воду  весельною лодку. Теория - это, конечно,  замечательно, без нее никуда. Но   она  проверяется практикой, и только с практикой приобретаются опыт и навыки мореплавания. В этой части, с самого начала, я стал показывать им определенные приемы управления весельной лодкой: как подойти к берегу или судну, с учетом направления ветра или течения. Или наоборот отойти на лодке к берегу или судну в море.  Многое еще предстояло сделать по ремонту шхуны, но желание для ребят увидеть ее наплаву пересилили все мои доводы - их уже звали голубые  просторы Белого моря.

 

  И вот шхуна на воде. Названием шхуны «Поморский одиссей» все остались довольны. Впервые слышатся мои команды: «Поднять паруса», «поднять якорь», «отдать кормовой», « Одеть спасательные желеты», «Бросить спасательные круг человеку за бортом», «Определить направление ветра». И снова «Убрать паруса» и т.д. Правда команды пока тренировочные. Ребята изучали  такелаж. Поднимали паруса, убирали их в кисы - парусные мешки. Тренировались бросать, в условное место спасательные круги, привязанные на длинной тонкой веревке -линь. По признакам учились определять погоду  на завтра или на вечер.

            Видя их искреннее желание и интерес, я пообещал им, что, как только  будет подготовлено для безопасного плавания, мы отправимся в трёх дневное автономное плавание по маршрута: Як-остров - Ончестров - Сосновец - Северный и Южный Кельяки. Следующая неделя ушла на подготовку к походу. Мы достали спасательные желеты для всех. Подремонтировали двигатель и проверили его в работе. Хотя мы договорились идти только под парусами, но для безопасности ребят, двигатель должен быть исправным. Родители дали свое согласие - это ставилось обязательным условием.

Ходили мы достаточно далеко для первого раза. Это район Кельяков Наиболее подготовленным юнгам я поручил управление парусами; Мише Остапенко – кливером, Ивану Попову - Стакселем, Сереже Остапенко - гафельным парусом. Сам  стоя на корме, держа в руках румпель и шкоты от бизань - поруса, взяв на себя  управление шхуной в целом.

 За трое с половиной суток мы посетили многие острова Кемских шхер. Конечно, и трудностей было много. На пути вставали многочисленные луды - камни, которые скрывает прибылая вода. Приходилось часто менять курс – идти в лавировку. Ставить и убирать паруса. Часто отталкиваться футштоком и подгребать вёслами на мелководье.

Юнги вели себя очень достойно во всех ситуациях. Конечно, не обошлось без казусов. Сережа Остапенко, одев, видимо, для солидности, темные очки, и работая с парусом, но запнувшись за поручни на каюте, и чуть было не упал за борт с трудом  ухватившись в последний момент за ванты. Я  сделал вид, что не заметил ничего. А Серёжа незаметно снял очки. Высаживаясь на очередной остров, мы оставляли шхуну на глубине достаточной, для того чтобы она не обсохла на убылой воде. На лодке, которая была постоянно на буксире, мы  перевозили вещи и продукты на остров.

Для меня доставляла удовольствие наблюдать, как они работают с парусами и веслами. Стоя на корме, я чувствовал себя действительно яхтенным капитаном.  Особенно было приятно, когда юнги обращались: - "Товарищь капитан! Особенной программы пребывания на островах мы не составляли. Главное было то, чтобы ребята научились ходить под парусами. Просто занимались рыбалкой. Ваня взял на себя обязанности шеф - повора. Это у него хорошо получалась. Миша  проявил удивительные знания флоры и фауны. Сережа отремонтировал электрооборудование на шхуне. Теперь при необходимости, мы могли включить бортовые Огни-отмашки и  все фонари на мачтах.

Надо было видеть глаза тех ребят, которые не попали в это плавание, когда мы возвращались на шхуне под парусами на Попов остров. Разумеется, наши морские навыки были лредметом здоровой зависти.

Конечно,   оптимальный экипаж на судне как показала практика, - это 5-6 человек. Разница  существенная, это далеко не одиночное плавание. Раньше у меня много времени уходило на погрузку и выгрузку вещей и продуктов. Убирать приходилось все вплоть до футштока. Иначе "дети  солнца" все украдут.

 Вернуться