Международный Комитет гражданской дипломатии. Москва.

DRZZ - Германо-Российский Центр. Берлин.

 

 

Главная страница

    Презентации и Форумы     МКГД

Структура МКГД

 МКГД в Берлине

 МКГД в Мюнхене

МКГД в Карелии

МКГД в Кеми

Инфо-вестники

Новости

 Контакты

 

Школа Юнг (рассказ)

Созрела идея организовать школу Юнг.

В то время, когда я, бороздя в одиночку на парусной шхуне среди Кемских шхер,  набирался морской  практики, несколько ребят - учеников средней школы, расположенной на Поповом острове, сколотили плот.

   Только недолгой оказалась их  навигация: плот кто-то украл и ребята остались без плавсредств. Решив построить новый плот, они обратились ко мне за пиломатериалами. В то время на Старой Ташкатурке (г. Кеми) работал, восстановленный мною, небольшой лесопильный завод. 

  Говорят, что случай помогает подготовленному уму. Это выражение подтвердилось для нас ещё раз на практике. 

В  свое время, я тоже  мечтал  быть юнгой. Будучи ещё мальчишкой, я пробрался  тайком на военный катер, который сопровождал до нейтральных вод иностранные суда, груженные  пиломатериалами Кемского завода.   Корабли приходили из разных стран, в том числе, и из Германии (Ф.Р.Г).

Конечно, меня нашли и, предварительно наполнив    продуктами мои карманы, отправили на берег. Время было тяжелое, послевоенное. Моряки, конечно, сожалели, что не могут взять меня с собой.

Мой дед тоже был капитаном. Он водил небольшие суда по рекам: северной Двине и Печёре. Жизнь моего отца, тоже много лет была связана с морем. Перед войной он работал мастером на Кемском лесопильном заводе на погрузке пиломатериалами иностранных судов.

Видя стремление местных ребят к походам в море, я понял, что мои навыки яхтенного капитана могут принести пользу в обучении их мореходному делу.

            Поэтому, можно считать закономерностью, что из желания подростков и моих возможностей созрела идея организовать  школу Юнг, которая была позже реализована. В августа 1998 года школа открылась при Карельском  фонде гуманитарных инициатив.

К осени был оборудован в здании Фонда класс для проведения теоретических занятий с Юнгами, численность которых составила 14 - 15 человек, в возрасте от 7 до 14 лет. Занятия проводились дважды в неделю.

 

          Юнги охотно изучали, по разработанной мною программе: конструкцию шхуны и парусов; все, что относится к рангоуту; стоячий и бегучий такелаж; для чего необходимы дельные вещи; назначения фалов и шкотовТакже изучались признаки, предшествующие наступлению хорошей или плохой погоды.

Конечно, программа серьезная (Приложение 5). Трудно сразу усвоить такое количество морских понятий и терминов. Язык голландских мореходов вообще сложный. На первых занятиях были казусы.  Некоторые, юнги путали такие понятия: как  киль и кливер. Но ребята занимались с интересом, работали с книгами и морскими картами.  Несмотря, на холодное время года, на дворе уже был снег, группа в составе до 12 человек во время приходили на занятия.

Относительно быстро прошла северная зима и наступила долгожданная на Севере весна. К теоретическим занятиям прибавились еще и практические занятия. Шхуна  находилась во дворе здания и ребята с удовольствием забирались на нее и на практике закрепляли теоретические знания, показывая и называя все то, из чего она состоит.

Наступило время, удобное для ремонта шхуны. Наше северное солнце стало больше прогревать землю, а вечера стали более длинными и светлыми.

Мы разобрали весь, годами накопившийся в большом деревянном сарае хлам и  навели там порядок. Теперь это был, почти настоящий, эллинг. Много времени ушло на очистку днища судна. Особенно внутри между шпангоутами были, масленые отложения, которые пришлось отскабливать стальной щеткой.

Видя, как Юнги работают в пыли и относительной грязи, у меня возникало желание – угостить их конфетами. Но я удержался и сразу «строго» предупредил их, сказав: «Дорогие юнги, несмотря на трудные времена, я не буду угощать вас конфетами, иначе в следующий раз вы будете, возможно, думать: даст или нет. И тогда они от моего, как мне теперь кажется, не очень уместного высказывания, засмущались. В этом возрасте они биологически еще не испорчены. Поэтому так естественно отреагировали. Видимо, я задел их самолюбие. Возможно, я был тогда не прав, но мне казалось, что я  воспитываю "настоящих мужчин".

 Но я поощрял их работу другими, более необходимыми, на мой взгляд, для них вещами: подарил кинокамеру, надувную лодку, кирзовые и резиновые сапоги и еще кое-что из того, что потом им очень пригодилось.

На занятиях, кроме предметов по специальности, я рассказывал им: о нашем замечательном крае, о Кемской мореходной школе, которая закрылась еще в 1922 году, о ветеранах Соловецкой  школы Юнг, которая была открыта в 1941 году. Тогда было суровое время, и они были готовы жертвовать собой.

   

С соловецким Юнгой, героем СССР т.............
 

 Некоторые из них: Н. Буженков, С. Гудков, А. Филимонов, Н. Яковлев, И. Первов, А. Наумов, Я. Стельмашевский проживали на тот момент в Петрозаводске. Они могли рассказать об учебе в школе, о трудностях, первых боевых походах, наградах, друзьях-однополчанах и о многом другом  из своей далекой юности. О том, что здесь важно обустроить свой быт, и жить достойно и интересно.

В середине мая море освободилось ото льда и мы, продолжая ремонт шхуны, спустили на воду  лодку – «прогресс».

Теория - это, конечно,  замечательно, без нее никуда. Но   она  проверяется практикой, и только с практикой приобретаются опыт и навыки мореплавания.

  

На лодке - «прогресс» были практически, отработали приёмы управления вёсельной лодкой: подходы и отходы к берегу и шхуне с учетом силы и направления ветра и течения.

               Многое еще предстояло сделать по ремонту шхуны, но желание для ребят увидеть ее наплаву пересилили все мои доводы - их уже звали морские  просторы Белого моря.  

Работа с ребятами показала, что в Кеми, видимо, как и во всем Поморье, не совсем забыты вековые народные традиции поморского мореплавания под парусом и

Учились ребята охотно, и я пообещал им, что мы пойдем в трехдневное автономное плавание на шхуне только под парусами.

Разработка маршрута похода на шхуне.

   

К дальнему плаванию готовы!

 

И вот шхуна на воде. Названием шхуны «Поморский Одиссей» все остались довольны. Впервые слышатся мои команды: «Поднять паруса», «поднять якорь», «отдать кормовой», «Надеть спасательные жилеты», «Бросить спасательные круг человеку за бортом», «Определить направление ветра». И снова «Убрать паруса» и т.д. Правда, команды пока тренировочные. Ребята изучали  такелаж. Поднимали паруса, и убирали их в кисы - парусные мешки. Тренировались бросать, в условное место спасательные круги, привязанные на длинной тонкой веревке (линь). По признакам учились определять погоду  на завтра или на вечер.

Видя их искреннее желание и интерес, я напомнил им, что, как только  будет все подготовлено для безопасного плавания, мы отправимся в трёх дневное автономное плавание по маршруту: Як-остров - Ончестров - Сосновец - Северный и Южный Кельяки.

Следующая неделя ушла на подготовку к походу. Мы достали спасательные жилеты для всех. Подремонтировали двигатель и проверили его в работе.

Хотя мы договорились идти только под парусами, но для безопасности ребят, двигатель должен быть исправным. Родители дали свое согласие - это ставилось обязательным условием. Наконец, сбылась мечта ребят, которые рвались, как и я, в детстве, в море.

Ходили мы достаточно далеко для первого раза, в район островов «Кельяки». За трое с половиной суток мы посетили и другие острова Кемских шхер.

Наиболее подготовленным юнгам я поручил управление разными парусами: Мише Остапенко – кливером, Ивану Попову - стакселем, Сереже Остапенко - гафельным гротом,  Константину Чайко - бизанью.

Стоя на корме, держа в руках румпель, я взял на себя  общее управление шхуной.      Сложность состояла в том, что, хотя дизель находился в исправном состоянии,  мы  ходили под одними парусами: кливером, стакселем, гафельным гротом и грот - бизанью, используя при этом только силу ветра и течения. 

     Теория - это, конечно, хорошо, без неё никуда. Но она проверяется  практикой. И только с практикой приобретаются опыт и навыки безопасного мореплавания.

       Много трудностей доставляли нам многочисленные луды - камни, которые скрывает “полная” вода. Приходилось часто менять курс, идти галсами, чтобы не столкнуться с ними,  подгребать и отталкиваться футштоком на мелях, ставить и убирать паруса и подгребать веслами.

Высаживаясь на очередной остров, мы оставляли шхуну на живой воде, там, где она не обсыхала на убылой воде.

На лодке - «Прогресс», которая была постоянно у нас на буксире, мы  перевозили вещи и продукты на остров. Там разжигали костер и, готовя еду, любовались природой островов, а также закатами и восходами солнца.

На островах Белого моря.  

Особенной программы пребывания на островах мы не составляли. Главное было то, чтобы ребята попытались научиться самостоятельно ходить под парусами.  

Для меня доставляла удовольствие наблюдать, как они работают с парусами и веслами. Стоя на корме, я чувствовал себя, действительно, яхтенным капитаном.  Конечно, было приятно, когда юнги обращались: - «Товарищ капитан»!

Конечно,   оптимальный экипаж на судне как показала практика, - это 5-6 человек. Разница  существенная, это далеко не одиночное плавание.  

Возвращение из похода.       

Надо было видеть глаза тех ребят, которые не попали в это плавание, когда мы возвращались на шхуне под парусами на Попов остров. 

                Ребята - юнги вели себя очень достойно во всех ситуациях. Мне было легко с ними, мы понимали друг друга, но об некоторых из них  хотелось бы упомянуть хотя бы крупными мазками.

Астапенко Сергей, быстро освоил все электроприборы и проводку, отремонтировал все неисправное электрооборудование на шхуне. Теперь, при необходимости, мы могли включить бортовые огни-отмашки и  все фонари на мачтах.

          Он появился на шхуне в темных очках и в бейсболки, с козырька которой свисал на цепочке ограненный шарик из стекла, который светился на солнце как «бриллиант». Я подумал:- «Наверно, талисман». Через некоторое время,  запнувшись о трос, он чуть не упал в воду, успев, схватился за ванты. После этого он быстро снял очки. Видимо, они были очень темные. Кроме меня никто этого не заметил, а я сделал вид, что не заметил. Талисман уберег его от неприятности.

        Астапенко Михаил  проявил удивительные знания флоры и фауны Белого моря. Он внимательно ко всему присматривался во время похода и бегал по острову пытаясь поймать красивую бабочку.

       Попов Иван взял на себя обязанности шеф - повара. Это у него хорошо получалось.

        Чайко Константин. Мне понравилось и навсегда запомнилось его выражение лица на фоне волн моря, вечернего, чистого неба и близкого к закату солнца,  а ночью на фоне большой, серпообразной луны. На голове его была повязка из платка, завязанного концами сзади, а рукава рубашки были загнуты до локтей. Обнаженные, сильные, намного обгоревшие на солнце руки крепко держали, впервые доверенный в его жизни, штурвал такой большой шхуны. Многократно сожалею, что мы не имели с собой фотоаппарата и не зафиксировали многие прекрасные моменты нашего похода

         Чайко Алексей был очень шустрый уже в свои семь лет. Я сразу назвал его боцманом. Конечно, я перед ним  немного виноват. Пришлось обмануть его однажды во время нашего похода.  Получилось это так. Он во все вникал и хотел все попробовать на шхуне. И, чтобы он не упал случайно за борт, бегая взад и вперед, я предложил ему встать за штурвал, но предварительно отсоединил штуртросы, идущие от штурвала к перу руля, а на шток пера руля надел ручной румпель, которым стал управлять шхуной.  Он, бегая по шхуне, этого не заметил и радостно согласившись, встал за штурвал, стал крутить его в разные направления. Он постоянно спрашивал меня:- «Ну как капитан?»  «Отлично!» - отвечал я.  «А ну дай еще пять румбов вправо», «А ну дай десять румбов влево»  - командовал я, управляя румпелем шхуной. Мы все дружно, по-доброму, смеялись.

        Никитин Дмитрий, Крыжанович Анатолий, Васильев Владимир,  и другие, как показало время, выросли людьми полезные не только себе, но и Малой и Большой Родине. Я  постараюсь написать о них в рассказе специально для земляков.

Теперь Юнги стали взрослыми и самостоятельно «покоряют» острова.

 Вернуться