Russisch

Deutsch

 Международный Комитет гражданской дипломатии. Москва.

DRZZ - Германо-Российский Центр. Берлин.

 

 

Главная страница

    Презентации и Форумы     МКГД

Структура МКГД

 МКГД в Берлине

 МКГД в Мюнхене

МКГД в Карелии

МКГД в Кеми

Инфо-вестники

Новости

 Контакты

 

На Родине белого СЛОНа

Предисловие от составителя

Я родился на одном из первых островов Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОНа) - "архипелага ГУЛАГ" в Белом море - Поповом острове,  вскоре после закрытия на нем Кемского пересыльно распределительнрго пункта - Кемперпункта.  Дом, в котором прошло мое детство, находился на  “Невском проспекте”. Так называли питерские заключенные  улицу с дощатым настилом, по   которой входили в Кемский пересыльно - распределительный пункт этапы заключенных. На фото видны: очередной этап, за ним здание почты, далее эстакады бревен - сырья для  завода и сам  Кемский лесопильный завод. До сих пор сохранилось название этой улицы - "Советская". В этом месте  она идет в горку и нам - детям было удобно скатываться по ней на самодельных санках. Можно сказать, что я родился на родине "белого СЛОНа".

В меру   своих способностей и возможностей,  я решил написать для земляков, и будущих историков о событиях тех лет, которые заставят читателя еще раз задуматься, почему мы позволяем так издеваться над собой.

К великому сожалению, уже ушли из жизни  свидетели существования Кемского пересыльно – распределительного пункта (Кемперпункта) – преддверия Соловецкого лагеря Особого назначения (СЛОНа) - первой раковой клетке архипелага. Историкам остались всего около десятка книг с воспоминаниями кемчан и соловчан тех лет, путь которых на Соловки пролегал через Кемперпункт. Они были опубликованы на разных языках вне СССР, с 1925 по 1971 годы. Некоторые из этих книг изданы сейчас и в России.

Мало надежды на то, что Лубянка сохранит архивы Кемперпункта: приказы, строевые, списки умерших, социальный состав заключенных, следственные дела ИСЧ-ИСО-3-го отдела, нормы питания, размер уроков в лесу, фамилии администрации от ротных и выше и т. д.

При Карельском фонде гуманитарных инициатив, который я возглавил, в настоящее время открыты музей и научно-информационный Центр «Мемориал» посвященные теме: «Кемперпункт».  Нам удалось отыскать почти все выпущенные книги по этой теме, которые я систематизировал и сгладил некоторые события. Неоценимую помощь в этой работе оказали мне, остались в моей памяти рассказы, которые  я слышал  от  земляков - кемчан, родственники которых тоже, как и мой отец, прошли эти испытания.   Постоянно всплывает в моей памяти ужасная картина, впервые увиденная мною в детстве на «Холерке». Это  было весной, когда сошел снег.

В годы, когда на пересыльном пункте свирепствовала эпидемия тифа, заключенных хоронили большими партиями. Могилы копали не глубокие, а верхний слой земли был совсем тонким. Весной  его, видимо, размыло и на поверхности земли, не смотря на время, которое прошло с момента захоронения, были видны черепа с остатками волос и кости - остатки от скелетов. Все это было ужасно.                                                        

Из общения со старыми земляками - сидельцами, я немного представляю ту обстановку и могу судить о том, насколько правдоподобно изложено летописцами концлагерной обстановки того времени. Из воспоминаний заключенных о Кемперпункте можно сделать некоторые выводы.   Сознательно или по стечению обстоятельств, барахтаясь в лагерном болоте, они не топили других, чтобы не утонуть самим, но и не бросались очертя голову спасать тонущих, когда такой подвиг мог их самих потянуть на дно. Без большой и малой степени приспособленчества не выжить ни в «малой зоне», в которой оказались они, да и в «большой зоне».

Конечно, международная обстановка тех лет и личная судьба отдельных летописцев о Кемперпункте безусловно отразилась на их восприятиях и было бы не правильно требовать от их исторической правды. Они дали только канву для неё. Мой труд тоже не претендует называться трудом историков или историческим исследованием. Это только лишь предварительно просеянный материал для них. Пока жизнь еще теплится, с чего-то надо начинать.  Даже если это работа будет по существу компиляторного характера. Сегодня на сайтах интернета можно найти очень много материалов по этой теме.

Я не намерен нагнетать ужасов, как некоторые из авторов, например: Киселев – Громов - уполномоченный 3-ей части – ИСЧ - лагерного «ЧК в ГПУ». Его книга - «Лагери смерти в СССР» издана в 1936 году на русском и немецком языках, а также накладывать розовых красок в этой работе. Надо рассказать о той жестокой борьбе за жизнь, которая идет в России, когда трудно остаться агнцем и не воспользоваться двумя лагерными феями: туфтой и блатом, а также лагерным кредо: «Ищи себе там прибыли, где нет другому гибели».  

Книга не рассчитана на  широкий круг читателей как труд А.И. Солженицина «Архипелаг ГУЛаг» или труды Варлама Шаламова. Пишу, в первую  очередь на земляков и для лиц, интересующихся данной темой.  Цель данной книги - проанализировать жизнь поморья того времени, здраво обьяснить факты, о том, где о них судили вкривь и вкось и попытаться ответить  на своевременно поставленный вопросы: Когда закончился «Гулаг»? и Закончился ли он вообще?                                                                                           

Евгений Никонов, директор музея -"Кемперпункт" на Поповом острове.

Вернуться к содержанию книги